За прошедшие 40 лет начиная со своего закрученного дебюта «Голова-ластик», Дэвид Линч зарекомендовал себя как крестный отец очень странного кино, созданного непосредственно из глубин его подсознания. Линч бросил вызов принятым понятиям реализма в жанре триллера с его прорывным хитом 1986 года «Синий Бархат», — психосексуальный неонуар, затем он сделал тоже самое и для ТВ в 1990-м для телеканала ABC с «Твин Пикс», в котором убийство королевы красоты в провинциальном городе открыло массу грязных тайн его жителей.

Линч не принимал полного участия в кинофестивалях более десяти лет, кроме его трехчасовой фантасмагории «Внутренняя империя» 2006 года, показ которой состоялся в Венеции. Его последнее выступление в Каннах было в 2001 году, когда он представил то, что является, возможно, его единственным шедевром «Маллхолланд драйв» — один из двух фильмов в 21 веке, который попал в список Топ-50 Великих фильмов всех времен по версии журнала «Sight & Sound» («Зрение и звучание»). Но в этом году Линч вернулся с самым ожидаемым телевизионным событием: первые два часа 18-серийного возвращения в лесопильный город Твин Пикс были показаны 22 мая на телеканале Showtime.

Режиссёр сделал условием этого Интервью не обсуждать персонажей шоу или сюжет.
Линчу 71 год, он наслаждается своей ролью великого разрушителя, запустив в прошлом году свой Фестиваль Разрушения, вдохновленный философией пионера Трансцендентальной Медитации Махариши Махеш Йоги. «Это о разрушении старого и освобождении дороги для нового», — говорит режиссер. «Разрушение — это хорошо , потому что разрушение может принести людям лучшие знания».

Почему вы хотели вернуться в мир «Твин Пикс»?
Ну, ты знаешь, история не была закончена. Я люблю мир «Твин Пикс» — и людей в нем.

Вы всегда хотели вернуться туда?
Долгое время я не хотел возвращаться к «Твин Пикс», и однажды Марк Фрост пригласил на ланч, и тогда я задумался о возвращении. Так это и произошло.

Итак, что служило отправной точкой? Я слышал, что вы думали о 18-часовом фильме, а не о сериале как таковом.
Ну, как я уже сказал, я люблю мир «Твин Пикс», и идеи начали прибывать сами собой. Я всегда рассматривал работу на телевидении так же, как работу над фильмом. И это фильм. Поэтому, когда я снимал пилот «Твин Пикс» в прошлом, я просто рассматривал его как короткометражный фильм. Пилот не был так короток; Это был художественный фильм, у него просто был открытый финал. И то же самое происходит сейчас — это фильм. Но он разбит на части.

Итак, вы начали, какое было настроение?
О, я люблю настроение, и, знаешь, у «Твин Пикс» есть настроение, это идеи за которыми вы следуете, и идеи диктуют все. Каждая идея сопровождается своим настроением.

А какое у вас было настроение?
Счастье.

Счастливы вновь погрузиться в «Твин Пикс»?
Нет, я просто люблю работать, и, как я уже сказал, я увидел много новых лиц, а также много замечательных людей с которыми работал раньше.

Как сопоставить это с первым и вторым сезоном? Много отчетов о первом сезоне говорят, что вы были очень свободны, любили случайности.
Я всегда говорю, что нужно придерживаться сценария, но ты должен быть готов внести что-то новое. У природы есть способность удивить вас идеями на этом пути. Это просто фантастически. Так что это не конец, пока все не закончится.

Так было и на этих съемка?
То же самое.

Вы говорили, что никогда не хотели раскрывать тайну убийства Лоры Палмер. Будет ли какое-то решение в новом сезоне? Или снова загадочные обертки?
Это закрытая тема, ты же знаешь.

Что ж..
Да, я знаю, ты должен был попытаться.

Забавно, что в эпоху Интернета люди очень расстраиваются, когда вы не говорите им, что они вот-вот должны узнать.
Нет, нет, нет, они не расстраиваются, им становится любопытно. И лишь иногда это их расстраивает. Люди интересуются до тех пор, пока это загадка, потом интерес угасает. Все дело в том, что попадая в «Твин Пикс», подхватывая это настроение — вы отправляетесь в путешествие. И это прекрасно. Это деликатный мир. Я всегда говорю, что вы должны выключить свет, убедиться, что никто и ничто не отвлекает, смотреть на большом экране и с прекрасным звуком. И это будет здорово. Лично я не хочу знать то, что должен увидеть, я хочу узнать это сам, без каких-либо подсказок. И это действительно важно.

Вы были удивлены тем, что люди ждут новый сезон?
Знаешь, сюрпризов много. Как, то, что происходило в маленьком городке в лесу, может разойтись по всему миру. Очень удивительно, что это произошло.

Вы когда-нибудь думали о таком успехе?
Нет, ты просто делаешь то, что делаешь. Есть ведическое выражение: «Человек имеет контроль над действием, а не над плодами этого действия». Поэтому, когда вы заканчиваете что-то, как я сейчас, вы перестаете это контролировать и не знаете что произойдет дальше. Это зависит от судьбы. Людей.

Теперь все сделано? Вы все закончили?
Там все еще много свободных концов, результатов и тому подобных вещей. Но это, знаете ли, длинный путь вниз по дороге.

Я знаю, что вы едете в Канны где у вас был плохой опыт с «Твин Пикс»: Сквозь огонь (Twin Peaks: Fire Walk With Me) в 1992 году. Какие ощущения по этому поводу?
Я люблю Каннский кинофестиваль, это лучший кинофестиваль в мире. Это грандиозное мероприятие, и будет действительно здорово показать первые серии людям в Каннах.

Дэвид Линч в Каннах 2017

(прим. редакции — 26 мая на юбилейном, 70-м Каннском кинофестивале были показаны первые две серии третьего сезона «Твин Пикс». Звучали продолжительные овации. Дэвид Линч был растроган и благодарил публику со слезами на глазах.)

Что для вас Канны?
Ну, ты знаешь, это праздник кино. Большой праздник кино.

Остались какие-то воспоминания о Каннах?
Да, я выиграл Золотую пальмовую ветвь (в 1990 году, с «Дикие сердцем»/«Wild at Heart»). Это довольно захватывающий опыт.

Это был очень интересный фильм, с которым можно было выиграть.
Да. Это был первый раз, когда я был там. Я хотел пойти раньше — собирался взять Голову-ластик (Eraserhead 1977 года) на двухнедельник режиссеров, а не на главное событие. Но мне не удалось, таким образом, Дикие сердцем были первым разом, когда я оказался в Каннах. Я и не мечтал получить Золотую пальмовую ветвь, но это произошло. Благодаря великому жюри и Бернардо Бертолуччи.

Они когда-нибудь говорили, почему голосовали за вас?
Они просто сочли его отличным фильмом. [смеется].

Почему Вы смеетесь?
Я шучу.
По правде я не знаю.., я не получил тогда отзывы.

В прошлом году вы представили фильм о создании — «Синего бархата», показанного на вашем Фестивале Разрушения в ЛА. Это дает фантастическое представление о том как вы работали над фильмом — все было настолько личным. Ни одному крупному режиссеру не разрешали такую свободу с тех пор?
У меня всегда была свобода. У вас должна быть эта свобода. Свобода — это название игры. Финальный монтаж и свобода делать фильм, который вы хотите, вот что это значит. Пошел бы кто-нибудь и снял бы фильм, если бы у него не было этой свободы?

Но вы потратили много времени на изготовление реквизитов и различных элементов, делая то, что обычно делает художественный отдел. Вы полностью вовлечены в процесс.
Каждый элемент важен и вы работаете, чтобы заставить его быть правильным для вас, режиссера. Я люблю создавать реквизит, рисовать делать какие-то штуки. Это часть создания фильма.

Это было со всеми вашими фильмами?
Да, да. Конечно со мной и художники работают.

Скажем так, качество созданное руками автора. А на самом деле вы верите в теорию авторского кинематографа?
[Пауза] Знаешь, в былые времена люди приезжали в Калифорнию, они снимали фильмы и весело проводили время делая их. Затем шли на большой ужин после того как зайдет солнце, потому что для съемки использовался простой солнечный свет — красивый свет. У них там появляются какие-то идеи и они работают дальше. Нет правил, нет подсказок, просто снимали кино. Затем появились правила, больше правил и еще больше, и определенный маршрут действий, где режиссерам не дают окончательного финального монтажа и это просто задница. Конечно, ты хочешь быть связан со всем процессом. Только так рождается отличный фильм.

Как продвигается работа над музыкой?
Хорошо, но я не занимаюсь музыкой в «Твин Пикс» (Twin Peaks), кроме той, что есть в фильме.

Есть ли хоть что-то, что вы можете сказать о «Твин Пикс»?
Нет, но важно то, как вы его смотрите. Люди считают, что видели фильм и этого достаточно, но это не правильно. Если бы у людей дома был максимально большой экран и лучший звук, и они бы садились за просмотр в темноте, в удобно кресле, это было бы действительно завораживающее зрелище.

Как вы смотрите фильмы? У вас есть большой телевизор или планшет?
У меня есть обе эти штуки, но, знаете, если вы смотрите в маленький экран, например iPad, наушники здесь очень важны — и держите iPad как можно ближе к голове.

Вы так делаете? Или это ваша рекомендация?
Просто рекомендация.

Что вы предпочитаете смотреть?
Я ничего не смотрю — я работаю. Я не любитель фильмов. Стараюсь не смотреть отвлекающий материал, но в последнее время смотрю новости и канал Velocity — там идут передачи для автолюбителей.

Вы все еще следите за событиям в гольфе или это одержимость, которая прошла?
Я бы хотел смотреть гольф. Люблю эти удары и красивые виды. Эта вещь, которую иногда стоит смотреть.

Кажется, у вас очень приятный баланс в плане вашего искусства и увлечений. Есть ли что-нибудь, что хотели бы сделать?
Я хотел бы научиться шить. У меня есть швейная машина, промышленная швейная машина, но я не знаю как ее использовать. Многие из этих автомобильных шоу показывают парней, которые делают интерьеры для автомобиля, перетягивают сиденья и дверные панели. Эти люди — художники. Удивительно, что они могут сделать с куском пены и кожи.

Вы когда-нибудь смотрели свои фан-сайты?
Нет. Но люди рассказывали мне о них.

Вам когда-нибудь было интересно, каким вас видят люди?
Знаете, доктор просил меня не думать об этом.

Почему нет?
Я не знаю. Тебе нужно поговорить с моим доктором.

По материалам deadline