Дело было летом. Путешествуя по стране, в поисках вдохновения и мимолетных платонических отношений, я пытался найти доказательства человеческой доброты. Утопая в запутанной веренице новых отношений и наслаждаясь ежеминутной беспечностью, я не находил главного. Никто так и не захотел стать первым человеком в раю, никто не стремился к добру. Все живут страхами и веселятся, отгоняя их как древние шаманы. Только не с бубном, а коньяком и шлюхами. Оргия ради оргии. Не возбуждает. Так скучно, что хочется поселиться в музее.

Поэтому меня заинтересовало одного неформальное общество из Екатеринбурга. Я вез автостопом молодую парочку из Тюмени, дело было ночью, таблетки закончились и чтобы я не уснул, Сергей и Настя (так их звали) рассказывали мне об обществе, членами которого являются. У них есть большая комната, что-то вроде складского помещения, которое объявлено зоной тотальной свободы. После тяжелого рабочего дня они приходят в эту комнату и погружаются в атмосферу бесконтрольной вседозволенности, за пределами нравственных рамок и этических ограничений. Комната завалена всяким хламом, который служит абстракцией их внутренних ощущений. Вся палитра эмоций, начиная сексом и заканчивая творческими вечерами – одновременно. Наркотическое состояние без использования наркотиков, хотя они, безусловно, разрешены. Меня пригласили, дали адрес и всё такое.

Той же ночью мы приехали в эту «комнату свободы». Заброшенное складское помещение во владении одного из членов этого закрытого общества. Я назвался писателем и сказал, что хочу написать об этих людях подробнее – только тогда мне дали заглянуть внутрь.
Духовный лидер общества Эдуард говорит: «Человек рождается обязанным вырастать, учиться и работать. Людям говорят, что мы свободны, но нам недостаточно знать о свободе, нам нужно её чувствовать. Хотя бы на ста квадратных метрах этого помещения, но чувствовать ту свободу, о которой так много пишут и говорят».

В ту ночь играл поп-рок, что-то вроде Avril Lavigne, десять человек сидели на реквизите, пили виски за бильярдным столом и били ворованную с работы посуду об стену. Мне дали выпить расслабляющий коктейль и последние нотки застенчивости ушли на второй план. Начали обсуждением фильма «Полночь в Париже», а потом пошло по-нарастающей. Посреди нас, прямо на полу, какая-то парочка занималась сексом, а все остальные уже обсуждали проблему с женой Эдуарда. Комната мгновенно превратилась в большой кабинет психолога с выпивкой и гашишем. Парочку на полу это никак не смущало. Девушка хотела групповуху со мной, но гашиш меня слабо раскрепостил. Я сидел на мягком диване и слушал историю Эдуарда.

Такие комнаты свободы популярны на западе. В Голландии уже стали частью общественной культуры, не редкость и в протестантской Америке. Я рад, что больше не обязательно иметь загранпаспорт и чековую книжку, чтобы повидать мир. Благодаря нашим общим усилиям, создать крохотный островок доброты и свободы можно даже в такой стране как Россия.

И помните – коньяк и шлюхи лучше, чем политика и ракеты.

Cover Image © Dennis Lipovetsky